г. Воронеж, пр-т Революции, 1А | + 7(473)229-41-85
Главная Полезная информация Как возродить окисляющиеся Воронежские черноземы?
Как возродить окисляющиеся Воронежские черноземы?

В последние два десятилетия в нашей области непрерывно происходит повышение кислотности почв. И сегодня это привело к тому, что около 600 тыс. гектаров типичных черноземов, или 20% воронежской пашни, превратилось в кислые оподзоленные черноземы. А на них невозможен нормальный рост и развитие растений, не говоря уже о хороших урожаях.

Долгое время считалось, что чернозем не нуждается в известковании. Однако материалы многочисленных агрохимических исследований свидетельствуют об увеличении кислотности пахотных почв всего ЦЧР, в том числе и Воронежской области. Если же говорить о стране в целом, то ежегодные потери от кислых почв составляют порядка 15-16 млн. тонн в пересчете на зерно. В денежном выражении это более 45 млрд. руб.

Выхолащивание плодородных почв

Причины бедствия носят в основном антропогенный характер и объясняются как неправильной агротехникой, так и отсутствием соответствующих современных технологий в растениеводстве. При этом стоимость современных западных методик непрерывно растет, что в условиях малой эффективности российского сельского хозяйства ложится дополнительным бременем на его экономику.

Нельзя также забывать, что при повышенной кислотности почв наблюдается рост содержания в них активного алюминия. А при его наличии использование минеральных удобрений вообще становится опасным – не только из-за отрицательного воздействия на урожай сельскохозяйственных культур, но и загрязнения ими грунтовых вод. Если же комплекс агротехнических приемов применяется, но без химической мелиорации, то их эффект снижается в среднем на 40%, что обесценивает всю работу.

Многочисленные научно-практические исследования показали: единственным выходом в сложившейся ситуации является известкование почв. Имеющийся в России опыт доказывает, что кроме большого экономического эффекта в растениеводстве, известкование является основным приемом, обеспечивающим создание оптимальной структуры почвы. Введение кальция позволяет нейтрализовать подвижный алюминий, повышает pH почвы до требуемого уровня, снижает накапливание токсических элементов в растении в 3-10 раз, усиливает в нем обмен веществ, активизирует жизнедеятельность клубеньковых бактерий, ускоряет минерализацию растительных остатков и накопление гумуса, активирует полезные микроорганизмы и ингибирует вредные.

Но сегодня, по сравнению с периодом интенсивной химической мелиорации в 1975-1990 гг., объемы вносимых в Воронежской области известковых удобрений снизились в 20-22 раза. Как следствие, серьезный удар был нанесен по урожайности культур. Взять, к примеру, сахарную свеклу. Для максимального роста и развития ей необходима почва с уровнем pH в пределах от 7 до 7,5. На кислых почвах с pH ниже 5,5 она теряет до 2/3 продуктивности. А это ежегодно оборачивается недобором 352800 тонн производимого из нее сахара. В стоимостном выражении АПК недополучает каждый год 5,3 млрд. руб.

Можно ли в кратчайшие сроки изменить ситуацию? Существуют ли экономически обоснованные технологии возрождения воронежских черноземов? Об этом корреспондент «Берега» побеседовал с Сергеем Ребровым, членом Совета Директоров комплекса меловых предприятий Воронежской области.

Кальций – как основа жизни

Почва – это живое тело природы. Как и все живые организмы, оно имеет в основе двухвалентный положительно заряженный элемент кальция. В теле человека он заносит в клетку питательные вещества и выносит из нее шлаки. А наша костная структура – это депо, стратегический запас. Без него организм не способен функционировать. И когда почвы утрачивают кальций, они тоже начинают болеть. И если уровень pH опускается в почве ниже пяти, то сколько ты ни покупай техники, элитных семян и минеральных удобрений, эффекта от их применения не будет.

- На западе сложные агротехнические приемы начали использовать раньше нас. Кислотные дожди в США и Европе какое-то время были чуть ли не нормой. Значит, и с закислением почв, вымыванием из них кальция там тоже столкнулись. Как у них решается эта проблема?

- В развитых странах строго следят за уровнем кислотности почв. Например, закон запрещает использование минеральных удобрений там, где уровень pH опустился ниже 5. Дело в том, что в подобной ситуации до 50% удобрений не усваивается почвой. Часть пестицидов и гербицидов выносится в водный горизонт, попадает в организм людей через колодцы и краны. Другая часть через растения идет в организмы животных, а от них – опять же в человека.

Не случайно в хозяйствах Европы и Америки, приступая к работе на земле, первым делом вкладывают средства не в закупку техники, удобрений или семян. Прежде всего, проводится комплекс мероприятий по химической мелиорации почв. Совсем недавно в Липецкой области был случай: в хозяйстве закупили элитные немецкие семена сахарной свеклы. Внесли в почву 200 кг минеральных удобрений на гектар, а на выходе получили с каждого га 130 центнеров корнеплодов. Обратились к поставщику: мол, вы же обещали 600! А он им показал договор, в котором говорится: уровень pH в почве должен составлять не менее 6 единиц.

- Получается, что на почву с низким pH все-таки удастся за счет удобрений вырастить богатый урожай, то в пищу пойдет вредная для человека продукция?

Да, и дело не только в том, что минеральные удобрения не успеют разложиться. Кроме того, в кислых почвах активизируется алюминий. Это по-настоящему страшный металл для человека. За ним стоит рост аллергических и онкологических заболеваний, подрыв иммунитета.

В последние десятилетия численность населения России снизилась на десятки миллионов людей. И в основе высокого уровня смертности людей лежит в том числе расшатывание здоровья нации за счет вредных веществ, содержащихся в нашем рационе.

Поэтому занимаясь известкованием почв, мы решаем не только агрохимическую проблему, но и масштабную социальную задачу.

Мел – своего рода лекарство для больных почв?

- Да, он позволяет устранить в них процессы гниения. В советские времена внесение мела считалось одной из первостепенных задач в АПК. Кстати, мел – это лекарство не только для почв. Это неповторимое, созданное природой вещество содержит уникальные фолиевые и гуминовые кислоты, благотворно влияющие на все живые организмы, в том числе – и самого человека.

Очень большая разница

- Но сейчас большая часть воронежских хозяйств использует при известковании почв не мел, а дефикат. В чем отличие?

Дефикат – это побочный продукт переработки сахарной свеклы. Его начали широко применять в отрасли от нашей бедности. По большому счету, это фильтр, в котором содержатся остатки ядов и пестицидов, солей тяжелых металлов и семена сорняков, вирусы вносившихся для подкормки и защиты растений. Получается, что на полях создан замкнутый круг: с них дефикат попадает в свеклу, из свеклы в виде известняка возвращается на поля. И как губка впитывает в себя различные гербициды, пестициды и тяжелые металлы, семена сорняков и вирусы…

В развитых странах дефикат разрешают использовать только после термической обработки и только под многолетние травы. На пашнях, где выращивают культуры, которые идут в пищу, он запрещен. А вот мел – это естественный продукт, созданный самой природой более ста миллионов назад. Мел в воронежских карьерах уникален. В нем содержится 95,5% соединений кальция. Для сравнения – в дефекате не более 65-67%.

Между прочим, дефикат – это искусственная кристаллическая решетка, он хуже растворяется в почве. Зачастую процесс его внесения напоминает разбрасывание по земле камней. Они потом так и остаются лежать – распадаются и не участвуют в создании почвенного раствора. А мел – аморфное вещество естественного происхождения. Для его растворения нужно меньше времени.

К тому же, он работает на несколько лет дольше, чем дефикат. Мелкодисперсный мел наших карьеров уже в течение полугода превращается в известь. Она распадается, и получаются катионы кальция. Частицы двухвалентного кальция отталкиваются друг от друга, пахать насыщенную ими почву удобно. Земля становится словно воздушной.

Кроме того, мы производим и гранулированную известь. Такой извести нет больше ни у кого в России. Она наиболее быстро действует на болезнетворные бактерии в почве. Мы выпускаем ее в гранулах по 2-3 мм. На гектар требуется порядка 300-400 г извести. Отсюда минимальные затраты на транспортировку и внесение.

- У нас почти 10 лет действует федеральная целевая программа «Плодородие». Но в ее рамках все средства идут исключительно на финансирование закупок удобрений. Почему даже речь не идет об известковании почв?

- Причина этого – в лоббировании своих интересов производителями удобрений. Но год за годом кормить почву химией, не формируя ее собственную почву и состав – это тупиковый путь. Мы катимся с горы и придет час, когда нам уже ничего не поможет – ни техника, ни семена. И вопрос продовольственной безопасности встанет намного острее, чем сейчас.

Сегодня наш мел берут единицы хозяйств – те, кто понимает ситуацию. А ведь внесение мела позволяет на 30-40% поднять урожайность культур. И если правительство области хочет вывести нас в число регионов-лидеров по производству продукции АПК, то нам необходим комплексный подход к вопросу известкования почв.

- Но существуют ли официально проведенные научные исследования, испытания воздействия мела на урожайность культур и плодородие почв?

- Пять лет мы проводили такие исследования совместно с государственным агрохимическим центром «Воронежский». Для этого использовались земли колхоза им. Карла Маркса в Семилукском районе. Мы взяли поле, разделили его на сектора и вносили различные объемы мела. Затем – фиксировали результаты. И они превзошли наши ожидания. Повышение урожайности уже в первый год составило от 12 до 20%. Затем этот процент по ряду культур увеличился до 40%. Сахаристость сахарной свеклы выросла на 1,5-1,7%, а клейковина пшеницы – на 2,8%

Экономический эффект

- Вы проводили расчеты затрат на известкование почв?

- Да. При цене мела в 400 р. За 1 тонну, на сахарной свекле все затраты окупаются в первый же год. А ведь эффект от известкования нашего сырья сохраняется на восемь лет. То есть семь из них хозяйство будет получать прибыль.

Кроме того, при внесении мела в почве развиваются азотофиксирующие бактерии. А благодаря им пашня сможет получать азот не из минеральных удобрений, а напрямую из воздуха. Что тоже существенно скажется на экономике хозяйства.

- Сейчас много говорится о продовольственной безопасности. Получается, что благодаря мелу мы можем дополнительно обеспечить себя продуктами питания без масштабных инвестиций в обрабатывающую технику или переработку?

- Возьмем, к примеру, сахар. Сегодня мы завозим его в Россию в объеме 4 млн. тонн. Мною разработана программа, которая позволит буквально за один год совершить прорыв в обеспечении россиян отечественным сахаром. Сейчас Белгородская, Воронежская и Курская области выращивают ежегодно 20 млн тонн свеклы. Применение мела позволит получить 30% сверх этого урожая, то есть 7 млн тонн. Учитывая выход сахара в объеме 13% от массы корнеплодов, мы получим дополнительно 1 млн. тонн сахара. Сегодня вся Россия производит 2,5 млн. тонн сладкого продукта. То есть мы получим 40% роста в течение года.

Источник: Воронежская газета «Берег», №108.

файлы cookie

Мы используем файлы cookies, чтобы сделать наш веб-сайт максимально интересным для Вас.

Нажав на "Принять", Вы разрешаете использовать файлы cookies на нашем сайте.